Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

СТИХИ КИТСА В РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ

Слетают с губ беззвучные мольбы:
О как, наверно, страшен этот плен —
И каменные шлемы давят лбы,
И каменные латы, как гробы.
3
Сквозь узенькую дверь прошел старик,
Его светильник на ветру погас,
И музыки серебряный язык
Вдруг высек слезы из усталых глаз.
И странно, что теперь, в предсмертный час,
Его коснулись музыка и смех;
На миг раскрылся замок напоказ,
Когда он шел, чтоб в стороне от всех
Молить творца за непрощенный грех.
4
Но тихий голос скрипок вдруг умолк,
И брызнул труб скрежещущий металл:
Там щелканье дверей и топот ног,
Там блеском поражает каждый зал,—
Все ждет гостей и обещает бал.
Шесть херувимов, выстроившись в ряд,
На каменных плечах несут портал —
Их волосы отброшены назад,
Нетерпелив их неподвижный взгляд.
5
Все охватил серебряный пожар,
Холодное сиянье жемчугов,
Мелькание плюмажей и тиар.
Там юный ум заполнен до краев
Разгульным блеском призрачных миров.
Но обратим теперь свой взор на ту,
Которая весь этот день без слов
Лелеет в сердце страстную мечту
И взоры обращает в высоту.
6
В канун святой Агнесы, говорят,
Без ужина, не зажигая свеч,
Должна девица совершить обряд:
Укрывшись в горенке, тихонько лечь
И к небу обратить немую речь.
И лишь взойдет медовая луна,
Смягчая белизну лица и плеч,
Как разглядит любимого она,
Вся нежностью его озарена.
9
И Маделина выжидает миг,
Чтобы покинуть ненавистный зал;
А между тем полями, напрямик
Влюбленный Порфиро верхом скакал.
От лунного сияния портал
Его своею тенью уберег,
И он святых на помощь призывал:
Чтоб он ее, незримый, видеть смог,
А может быть —- упасть у милых ног.
11
Но вдруг Анджелу-няньку видит он —
Та торопливо шаркает к нему,
И в тень широких каменных колонн
Они идут, минуя кутерьму Веселья.
Параличным языком
Старуха шепчет на ухо ему:
«Беги отсюда, Порфиро, тайком —
Кишит врагами этот страшный дом».
13
Но он шагнул под низкий свод в стене,
Плюмажем сбил под ноги паука
И очутился в келье в тишине,
Луною освещаемой слегка
Сквозь узкое окно у потолка.
24
Тройной изгиб окна покрыт резьбой:
Гирлянды фруктов, гроздья я венки,
Пучки гвоздик и вещий зверобой.
Пылают стекла, словно мотыльки
Всем многоцветьем крыльев у реки:
Гербы со львом держа, в стекле окна
Глядят туманным взором старики,
И их щитов надежная стена
Вся кровью королей обагрена.
25
Пройдя сквозь стекла, зимняя луна
Приобрела оттенок алых роз;
Окутав плечи девушки, она
Светится в нимбе вьющихся волос,
И аметистом вспыхнув, вдруг зажглось
На нежной шее серебро креста.
И Порфиро, не сдерживая слез,
Глядит, как неземная красота
Стоит, в молитве приоткрыв уста.
26
Вечернюю молитву сотворив,
Согретые снимает жемчуга
И распускает свой душистый лиф.
Шелка с шуршаньем падают к ногам;
И, выплетая бисер из кудрей,
Она сидит, чиста, полунага —
И наяву Агнесин видит сон,
Боясь взглянуть вокруг: растает он!
41
Любовники бесшумнее теней
Спустились вниз, не потревожив слуг;
Храпел привратник около дверей,
Пустую флягу выронив из рук.
И только пес насторожился вдруг,
Когда две тени проскользнули в холл,
Но пса угомонил привычный звук —
Хозяйский храп. Ключ в скважину вошел,
И цепь легла на выщербленный пол.
42
Они из замка улетели прочь,
Метель их след навеки замела.
Барону чёрт мерещился всю ночь,
И сонных лордов оторопь брала,
И корчились их пьяные тела,
Как гробовые черви в темноте.
В параличе Анджела умерла,
И богомолец, брат их во Христе,
Навек уснул на каменной плите.

1819, Перевод Галины Гампер

Чему смеялся я сейчас во сне?
Ни знаменьем небес, ни адской речью
Никто в тиши не отозвался мне...
Тогда спросил я сердце человечье:
Ты, бьющееся, мой вопрос услышь,—
Чему смеялся я? В ответ — ни звука.