Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ. «КАНУН СВЯТОЙ АГНЕСЫ», ОДЫ, «ЛАМИЯ»

наполняет Вселенную величавыми лучами и убивает заблуждение, этого червя, солнцеподобными стрелами своих многократных молний» («Эпипсихидион», 1821).

Разделяя романтическое мироощущение, Китс тоже изображает любовь как носительницу истины и красоты. По убеждению поэта, любовь, в современном обществе низведенная до жалкого уровня, может проявиться только в сфере воображения, так же как только здесь воплощается потускневшая в индустриальной Англии красота внешнего мира.

В написанном несколько позднее стихотворении «Компания влюбленных» Китс иронизирует над современной любовью: «Задумчиво они сидят, поднимая томные глаза... и охлаждают своими вздохами чай... Муха попадает в молочник. Неужели она обречена умереть в таком гуманном обществе? Нет, нет, вот мистер Вертер берет свою ложку, и... маленький бродяга спасен от грозных бурь... Ромео!... Ваш фрак, мой друг, прекрасно сидит — где живет ваш портной?» («A Party ot Lovers», 1819).

Ничтожеству современных Вертеров и Ромео противостоят страсти героев, перемещенных в «поэтическое далеко» Возрождения. В отличие от «Изабеллы», в «Агнесе» отсутствует действительность, даже в ее идеализирован ном виде. Поэзия прошлого выступает как образец совершенного воображения, постигающего ту правду, которая не совпадает с эмпирической действительностью. Для Китса нет вопроса, который из двух миров является истинным: тот, в котором «Клеопатра живет в доме № 7, а Антоний— на Брунсвикской площади» («Современная любовь» — «Modern Love», 1818), или мир Порфиро и Маделины, Изабеллы и Лоренцо.

Передвинув всю ценность бытия в область воображения, Китс насыщает свое описание многообразными про явлениями главной темы — возвышающей силы любви.

Так, поэт описывает комнату Маделины и в особенности «высокое, трижды стрельчатое окно, увенчанное резными изображениями... со стеклами бесчисленных велико лепных красок, подобных крапчатым крыльям тигровой бабочки. А в сердцевине его, меж тысяч геральдических узоров, смутных красок и сумеречных ликов святых — гербовый щит, рдеющий от крови королей и королев».

Это описание, казалось бы, представляет «описание ради описания»; на самом же деле оно играет чрезвычайно существенную роль. «На окно это светила зимняя луна и бросала теплые алые блики на нежную грудь Маделины... Розовое цветение падало на ее сжатые руки, и на серебряный крест — мягкий аметист, и на ее волосах — сияние, как нимб святого».

Окно со всеми его красками и узорами имеет то значение, что отраженный им лунный свет теряет свой бледный оттенок и приобретает теплый блеск, который преображает героиню.

«Окончив молитву, она освобождает волосы от всех вплетенных в них жемчугов, снимает одно за другим свои согретые ожерелья, распускает душистый лиф. Мед ленно ее шуршащие одежды спадают к коленям...»

Эпитеты «душистые», «согретые», «вплетенные» придают теплоту, и даже очертания реальному в своей фантастичности миру «существенной красоты». Спрятавшись в комнате возлюбленной, Порфиро глядит на ее «пустые одежды» (empty dress), благословляет ее «дремотную нежность» (slumberous tenderness) и «пылающими руками» (glowing hand) готовит у ее изголовья роскошный пир.

Описание его тоже первоначально кажется самоцельным. Но благодаря нему воспетая Китсом любовь приобретает еще большую реальность, и великолепие пира влюбленных противостоит грубому веселью баронов, преломляющемуся в сознании поэта как тяжелый кошмар, как ряд искаженных видений. Мир Маделины и Порфиро для Китса, напротив, истинный и живой. Поэма завершается счастливым соединением любящих и их бегством в бурю и ночь.

2

Изощренность образов, тщательная работа над звуковой стороной стиха — чередование плавных согласных и строгий рисунок гласных — свидетельствуют о том, как заботился Китс о создании гармонии, зрительной и музыкальной. Чувственность восприятия окрашивает как изображение реальных предметов, так и любовь, составляющую предмет рассказа. Вслед за поэтами Возрождения Китс стремится создать представление о любви как единстве духовного и телесного. Теплота и разнообразие красок, необычность освещения, музыкальные эффекты (от звуков лютни до тревожного стука ветра), вкус и запах фруктов, украшающих пиршественный стол,— все это создает единство впечатления, передающее полнокровную красоту восприятий и отношений.

Orlando