Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Только шесть слов употребительны в сочетаниях, характерных для poetic diction (eternal, Eremite, pure, ablution, Nature, splendour), но и они никак не могут считаться трафаретными выразителями поэтичности. Все они сосредоточены в первой, более приподнятой части сонета. Однако и здесь они приобретают новый оттенок в контексте.

Свою беспощадность в борьбе с «сорняками» Китс доводит до того, что кроме предлогов, артиклей и других служебных слов, в стихотворении нет слова, не несущего полновесной смысловой нагрузки. Отметим, что во втором варианте Китс заменил стилистически нейтральный предлог «amid» (среди) выразительным наречием в предложном употреблении «aloft» (aloft the night—«в выси ночи»), соответствующим возвышенному строю сонета.

Благодаря изгнанию «сорняков» в сонете Китса образам, мыслям тесно; создается впечатление концентрированности, чуть ли не избыточности. И она тоже подчеркивает медлительную поступь сонета.

Лирическое признание перерастает в размышление о непобедимой силе стремления к любви — части процессов, происходящих во вселенной, с которой человек связан незримыми, но неразрывными узами. Сочетание мыс ли и эмоции, чувственности и духовности, свободы воображения и верности конкретной детали, строгой поэтической формы и смелого богатства образов, диапазон перевоплощений (от терпеливого отшельника, звезды, до нетерпеливого любовника), драматические контрасты — эти черты, так отчетливо проявившиеся в сонете о звезде, определяют характер поэтического новаторства Китса.

* * *

В произведениях Китса своеобразно преломляются противоречивые тенденции английской романтической литера туры вообще и творчества лондонских романтиков в частности. Высокая этическая проблематика соединяется у него с подчеркнутым равнодушием к отвлеченным вопросам морали, отсутствие политической актуальности — с ощущением трагического опыта послереволюционной действительности, оптимистическое доверие к духовным возможностям человека с пессимистической оценкой его состояния в настоящем, внутренняя разорванность — с жаждой гармонии, стремление к объективности — с романтическим субъективизмом, провозглашение интуитивизма как главного творческого принципа — с осознанным интересом к теоретическим проблемам поэзии, поиски вдохновения в произведениях искусства, т. е. не которая «опосредствованность» источников — с непосредственностью поэтического переживания.

Китс был серьезно озабочен назначением и обязанностями поэта. Он критически наблюдал собственный творческий процесс и делал из своих наблюдений теоретические выводы. Эти выводы глубоко захватывали его и определяли его энергичные попытки самоопределения. Вопрос о судьбе поэта для Китса сливается с вопросом о судьбе человека в современном мире, с вопросом о том, как можно стать полноценной, гармонической личностью в обстановке, принижающей человека.

Этот вопрос Китс, как он сам чувствовал, решить не успел. Но его отталкивание от легких и готовых решений, «драматическое» построение многих его поэм и стихов, в которых рождались эти решения, поглощенность теорией творчества, отважное новаторство — привели к нему не одно поколение поэтов и критиков. Искания Китса повлияли больше всего на Джона Рескина, Роберта Браунинга и Уильяма Морриса, с одной стороны, на Теннисона, Россетти и Суинберна — с другой. Если Моррис унаследовал лучшие традиции Китса, то Россетти и его последователи ухватились за незрелое, противоречивое в его теории, за внешние приемы его поэтики и стали тем, чем он всю жизнь боялся стать.

Строя свои образы в сфере воображения, отвлеченной от действительности в ее социально определенной форме, Китс терзался сомнениями в ценности своей поэзии, в ее способности принести людям счастье. Вслед за Гете он мог бы сказать: «Плохо то, что в наши дни искусство, если оно подлинное и достойное вечности, вместо того чтобы служить живым людям, должно идти вразрез со временем, а настоящий художник одинок в своем отчаянии...»

Искусство Китса, «идущее вразрез со временем», растет из неприятия буржуазно-аристократического строя Англии в эпоху реакции, из неприятия ее социальных, идеологических и эстетических устоев. Созданный Кит-сом поэтический мир, хотя и отвлечен от тех конкретных форм, в которых воплотилась жизнь в современном ему обществе, сосредоточивает в себе не только неиссякаемую щедрость природы, но и ту красоту естественной человечности, любви и радости жизни, которую поэт тщетно искал в действительности.