Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Найдя эту красоту, страстно пережив ее и запечатлев в прекрасных образах стремление к ней, Китс, несомненно, осуществил те требования, которые он себе предъявлял; он верно чувствовал, что стремление к красоте представляет одно из естественных человеческих чувств, что оно является могущественным фактором морального прогресса, что поэтическое воспроизведение мира, «внося новую лепту в запасы красоты», дает благо людям. Поэтому он непоследователен, когда называет себя слабым мечтателем. Мечты Китса принадлежат к тем, которые помогают жить, творить и верить в счастье.

К беде своей, Китс вынужден был остановиться на ранней стадии своих поисков; он ищет истину, находит ее в красоте, считая ее сущностью вещей, но само пони мание этой сущности у него еще недостаточно обогащено жизненным опытом и силой гражданского чувства. В «Гиперпоне» он пытался, следуя своей теоретической мысли, несколько опережавшей его поэзию, изобразить исторические бури и битвы — и не смог завершить свой замысел. Только в стихах последнего года появляется зрелая, трагическая красота контрастов и духовных конфликтов, к которой он стремился. Неудовлетворенный и этим, Китс обвинял себя в незнании действительности, в недостаточном сочувствий людским горестям, но его поэтическое чувство не позволяло ему сочинять стихи о том, что еще не стало для него глубоким переживанием. Тогда как Байрон и Шелли, обуреваемые пафосом борьбы, не могли не писать политических произведений, Китс, хотя и разделял их общественные принципы, долго ожидал того момента, когда они составят такой синтез с его внутренней жизнью, который позволит ему осуществить свое намерение творить во имя освобождения человечества.

Бесплодно судить о том, наступил ли бы такой синтез судить можно только о том, что Китс успел сделать. Он успел создать утопический, воображаемый мир, который несомненно, «вносит лепту в запасы красоты»; он (в одах) показать свое трагическое сознание разрыв между этим миром и реально существующим; он дал новое выражение поискам прекрасного. Это было незначительно по сравнению с тем, что он хотел совершить, но и это было очень много.

Не овладев искусством создания характеров, Китс стал Шекспиром XIX в. Но он приблизился к шекспировскому видению действительности, к материальности и смелости его образов. Упорно и систематично, с карандашом в руке Ките изучал Шекспира, подчеркивая, запоминая, комментируя множество строк, стихов, отдельных выражений. Исследователи указывают на его бесчисленные цитаты из Шекспира, скрытые и явные, на параллели, реминисценции и заимствования, вольные невольные. Мы уже знаем, что отношение Китса типично для всего кружка лондонских романтиков, язык которых тоже пропитан шекслиризмами, лексическими и даже синтаксическими.

Шекспир и другие «елизаветинцы» открыли Китсу античную Грецию, которая стала не только фоном его произведений («Эндимиона», «Гипериона», «Ода греческой вазе»), но критерием совершенства и гармонии Природа эллинизма Китса — самостоятельная и обширная проблема, поставленная в настоящей работе лишь в самой общей форме. Несомненно, одно: античные мотивы его поэзии развиваются в русле широкого движения, проявившегося в европейской литературе конца XVIII — начала XIX в., и, прежде всего в творчестве Гете, Шиллера, Гельдерлина. Последний, по мнению исследователей, особенно близок Китсу как в античной тематике своей поэзии, так и в теории искусства (в частности, в концепции его единства с природой), в интересе к психологии художественного творчества.

Американский литературовед Ман сопоставляет «Гипериона» Гельдерлина и «Эндимиона» Китса, доказывая, что оба произведения являются повестями о формировании личности, о восстановлении ее гармонии с окружающим миром. С Гельдерлином Китса роднит также главная тенденция его художественной эволюции — стремление преодолеть романтический субъективизм,— или, по терминологии «лондонцев», «эгоизм». «Нагая, греческая манера», приобщение к образцам античного искусства для Китса, как и для Гельдерлина, Гете, Шиллера, была ступенью, необходимой для приближения к современности и ее проблемам.

Сходство немецкого и английского поэтов ни в какой мере не являлось результатом влияния одного на другого. Китс не только не читал Гельдерлина, но и не слышал о нем. Стало быть, черты общности в их мировоззрении вытекают из общности социально-исторической и философско-эстетической основ их творчества.

для чайников скачать