Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

СТИХИ КИТСА В РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ


СОНЕТ К МИРУ

О Мир! Благословляет твой приход
Наш остров, опоясанный войной;
Смягчив недавних бедствий тяжкий гнет,
Одаришь ли улыбкой нас живой?
Я радостно приветствую тебя
И спутников, что ты привел с собой;
Теперь, Свободы нимфу полюбя,
Надежды ты не обмани двойной:
Пусть будет счастлив Англии народ,
И пусть Европу осенит Свобода,
Пусть тирания до конца падет,
И все оковы разобьют народы,
Своих "владык сумеют обуздать,
Чтоб ими мог Закон повелевать.

1814, Перевод В. Каганова

ОДИНОЧЕСТВО

Пусть буду я один, совсем один,
Но только не в угрюмой тесноте
Стен городских, а там — среди вершин,
Откуда в первозданной чистоте
Видны кристальность рек и блеск долин;
Пусть мне приютом будут тропы те,
Где лишь олень, прыжком качнув жасмин,
Вспугнет шмеля, гудящего в кусте.
Быть одному — вот радость без предела,
Но голос твой еще дороже мне —
И нет счастливей на земле удела,
Чем встретить милый взгляд наедине,
Чем слышать, как согласно и несмело
Два близких сердца бьются в тишине.

1815, Перевод С. Сухарева

Тому, кто жил в неволе городской,
Дороже нет улыбки небосклона:
Он рад шептать молитву упоенно
В лицо открытой выси голубой.
Какое счастье — знойною порой
Укрывшися в волнах травы зеленой,
Перечитать легко и просветленно
Быль о любви, застенчиво простой.
И, возвращаясь на ночлег долиной,
К плывущей тучке устремив глаза,
Прислушиваясь к трели соловьиной,
Грустить, что промелькнула дня краса —
Как ангелом пролитая, по сини
Безмолвно проскользнувшая слеза.

1816, Перевод С. Сухарева

СОНЕТ,
написанный после прочтения Гомера в переводе Чапмена

Бродя среди наречий и племен
В сиянье золотом прекрасных сфер,
В тиши зеленых рощ, глухих пещер,
Где бардами прославлен Аполлон,
Я слышал о стране былых времен,
Где непреклонно властвовал Гомер,
Но лишь теперь во мне звучит размер,
Которым смелый Чапмен вдохновлен.
Я звездочет, который видит лик
Неведомой планеты чудных стран,
А может быть, Кортес в тот вечный миг,
Когда, исканьем славы обуян,
С безмолвной свитой он взошел на пик
И вдруг увидел Тихий океан.

1816, Перевод Игн. Ивановского

Зол ж порывист, шепчется шальной
Осенний ветер в облетевшей чаще,
С небес созвездья льют свой свет дрожащий,
А я в пути, и путь неблизок мой.
Еще нескоро я приду домой,
Но нипочем мне холод леденящий,
Тревожный сумрак, всюду сторожащий,
И шорох листьев в тишине ночной.
Я переполнен дружеским теплом:
У очага, пылающего ярко,
Был Мильтон с нами, горестным стихом
Оплакавший, кого сгубила Парка,
И, осененный лавровым венком,
Певец Лауры, пламенный Петрарка.

1816, Перевод С. Сухарева

ПОЭТ

С утра и днем, и в сумраке ночей
Он в очарованный простор идет,
К себе скликая духов хоровод
Из всех деревьев, скал, пещер, ключей.
И суть природы для его очей
Открыта; он повсюду узнает
Добро и правду; мысль ему оплот
И там, где знанье не струит лучей.
Порой, на крыльях духа вознесен
Над низменной земною суетой,
С неведомою смертным высотой
Ведет загадочные речи он,
И станет видно: в высях он обрел
Вокруг чела слепящий ореол.

Август 1817, Перевод В. Рогова

СОНЕТ,

написанный из отвращения к распространённому суеверию
Унылые звонят колокола,
Сзывая люд к молебствию пустому
И повергая в мрачную истому
Людские души, мысли и тела.

Да, разум человека оплела
Сеть адских чар; вот он бежит из дому
От поклоненья истинно святому —
От книг, мелодий нежных и тепла.

Рыдают звуки... И могильным смрадом
В меня дохнуло бы, но знаю я,
Что им конец, как гаснущим лампадам,

Что это — стон и плач небытия,
Что новых гениев растет семья,