Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ. «КАНУН СВЯТОЙ АГНЕСЫ», ОДЫ, «ЛАМИЯ»

Впечатление это усиливается еще благодаря силе контрастов не только со зловещим разгулом врагов, отзвуки которого, казалось бы, готовы ворваться и в это прибежище любви, но и с жутким холодом, вьюгой и страдаю щей старостью. Следуя своей (и Хэзлитта) теории о способности перевоплощения как главном свойстве поэта, Ките чувствует холод не только вместе со старой нянькой Маделины, не только со стариком молельщиком, но и с каменными изваяниями рыцарей, которые стынут в своих ледяных кольчугах. Опосредствованные образы сопровождаются и конкретным зрительным изображением: «замерзшее дыхание молельщика, подобно набожному фимиаму, поднимается ввысь к небу, вдоль изображения святой девы». Контрасты молодости и старости, света и мрака, тепла и холода, жестокости и нежности проходят через всю поэму. Контрасты сочетаются с параллелями, с аналогиями, со сложным равновесием средневекового и современного, физического и духовного.

«Канун святой Агнесы» — исключительный пример осуществленной гармонии между стремлением и воплощением. Здесь Китс достигает того примирения чувственного и идеального, к которому он стремился во всем своем творчестве. Вкусовые и осязательные, обонятельные и звуковые, красочные и пластические образы соединяются в причудливые сочетания. Так, в приведенном описании окна Маделины яркие красочные пятна гармонируют с резными изображениями плодов, цветов и трав, обвивающих стекло. В перечислении яств, приготовленных для Маделины ее возлюбленным, музыкально-звуковые образы сочетаются с вкусовыми в описании «желе, более нежного, чем молочно-влажный творог, и прозрачных сиронов, окрашенных киннамоном» (with jellies soother than the creamy curd, And lucent syrups tinct with cinnamon). Конкретные образы в прихотливых соединениях проникаются стремлением, которое проходит через все творчество Китса,— стремлением найти выход из оскорбляющей его антиэстетической современности в мире воображаемого прекрасного.

Поэма «Канун святой Агнесы» воплотила представления лондонских романтиков о сущности поэтического искусства: ее воздействие эмоциональное, художественное, в ней нет ни тени морализации (есть даже нарушение принятой морали), но в ней есть чистота самозабвенного чувства, а это, по мнению «лондонцев», учит больше, чем тома дидактики. Расточительное изобилие образов поэмы должно выразить полноту жизни. Следуя «ста рым поэтам», вплоть до воспроизведения ритмических и лексических особенностей их стиха, Ките также осуществлял один из важнейших эстетических принципов «лон донцев». Все, что они проповедовали,— искусство, свободное от духовных запретов, не подчиненное тирании повседневного, послушное только подсказке воображения и ассоциативного мышления,— все это есть в «Святой Агнесе». Недаром ею восхищались Хент и Хэзлитт. Один Лэм предпочитал ей «Изабеллу».

Язык поэмы тоже отвечает требованиям лондонских романтиков. Обращает на себя внимание отсутствие абстрактных существительных, персонификаций, пери фраз — непременных спутников классицистической поэмы. Лексика Китса насыщена предметностью, наглядностью, архаизирована, в согласии с темой, приподнята над обыденным.

Вместе с тем в стиле «Святой Агнесы» отчетливо про ступает романтическая странность (strangeness), отчасти, вероятно, внушенная фрагментом «Кристабели» и ее автором: Кольридж, как известно, уверял, что каждое вели кое творение поэзии должно заключать в себе известную странность. Такие сочетания, как «золотой язык музыки до слез польстил этому старику» (Music's golden ton gue flattered to tears this aged man), «тени, витающие вокруг мозга» (Shadows haunting fairly the brain), «пурпурное восстание» (a purple riot), «маковое тепло сна» (poppied warmth of sleep), «страшный на вид» (haggard seeming) или clasped like a missal where swart Paynims pray, поражают своей изощренностью. Однако такие сочетания сравнительно малочисленны и до известной степени оправданы господствующей в поэме колдовской атмосферой. В дальнейшем, в особенности в своих последних стихах, Китс почти освобождается от склонности к изысканному словоупотреблению и добивается благородной простоты. Преобладает она и в «Святой Aгнесе».

Лексика поэмы сочетает предельную конкретность с выразительностью. Так, простейшими лексическими средствами переданы контрастные детали — «высокое перо» (lofty plume) Порфиро сметает паутину с низкого сводчатого прохода (lowly arched way). Эта подробность символизирует победу молодого смельчака над мрачным замком. Реалии и эмоции дополняют друг друга.