Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

1818 ГОД: «ИЗАБЕЛЛА» И «ГИПЕРИОН»

Важнейшим произведением, история которого отражает искания и сомнения поэта, является поэма «Гиперион» («Hyperion»). Над первым вариантом Китс работал с сентября 1818 до начала 1819 г. Это были последние месяцы жизни Тома, и поэт не отходил от брата. В часы, свободные от ухода за больным, поэма полностью владела помыслами Китса. Часть ее была создана после смерти Тома.

За эти месяцы поэт написал лишь несколько стихотворений. Лучшие из них «Фантазия» («Fancy»), «Барды страсти и веселья» («Bards of Passion and of Mirth»). Только оставив «Гипериона», он принялся за более крупные произведения.

Поэма состоит из двух песен, написанных, по-видимому, еще при жизни Тома, и отрывка третьей, над которым Китс с большими перерывами работал еще в пер- вые месяцы 1819 г.

Первая песнь открывается великолепным описанием владыки титанов Сатурна, свергнутого богами Олимпа. Сброшенный с престола отцов, он покоится в мрачно нависшей тени глубокой долины. Его гигантская фигура в стихах Китса напоминает мраморное изваяние, неподвижное, прекрасное, величественное. Бесспорно, поэт вспоминал снова греческие скульптуры, которые Эльгин привез из Афин и выставил в Британском музее. Поверженный титан сидит прямо на земле, склонив голову на могучую, но бессильную грудь, Глаза его закрыты, правая рука упала вперед, мертвая, безвластная.

К Сатурну приходит Tea, подобная мемфийскому сфинксу. «Но как непохоже на мрамор ее лицо. Оно было бы красиво, если бы скорбь не сделала скорбь более красивой, чем сама красота»18. В слезах она приникает к земле своим прекрасным, широким челом, и волосы ее рассыпаются ковром у его ног. Китс сравнивает эту замерзшую в немой печали пару с «естественной скульптурой».

Когда Сатурн обретает дар речи, поэт вкладывает в его уста слова горестного недоумения: как могло свершиться такое зло? что победило его? почему он покинут и немощен? Китс добивается здесь драматического проникновения в чувства своего героя. Его бессильное возмущение сродни переживаниям короля Лира — из любимой трагедии Китса. Ободренный нежностью Теи, Сатурн позволяет отвести себя в скалистую пещеру, где собираются держать совет другие титаны.

Не менее замечательно описание последнего, еще не побежденного титана Гипериона, властителя солнца. Его дворец сверкает золотом и гневными кроваво-красными отблесками. Титан полон негодования и решимости к борьбе, пылающие одежды летят ему вослед, они, казалось, трещат, как земной огонь, при каждом его движении: «И далее он пламенел» (On he flared). Вторая песнь описывает совет поверженных титанов. «Оскорбительный свет» не падал на их слезы, они не слышали собственных стонов из-за грома водопадов и хриплых потоков. В ответ на воззвание Сатурна — противиться новым владыкам — Океан произносит речь, утверждающую необходимость смирения перед ними, ибо за ними будущее. «Наше падение совершилось по законам природы... так же как Небо и Земля прекраснее Хаоса и Мрака, так же как титаны были ранее прекрасней все го живого, так теперь им по пятам идет новое совершенство, сильное своею красотой и призванное вытеснить их... Услышьте истину и пусть она будет для вас бальзамом» («Hyperion», II). Последние надежды павших богов исчезают, когда они видят отчаяние на лице «Царя дня» Гипериона, неожиданно осветившего их глубокую теснину ослепительным светом.

Отрывок третьей песни посвящен счастливому сопернику Гипериона — Аполлону, обретению им новой божественной сущности.

Древний миф о падении титанов и замене их более совершенными богами используется Китсом для того, чтобы поставить проблему грандиозного масштаба: проблему исторического прогресса. Титаны должны уступить дорогу олимпийцам, но они не уходят без упорной борьбы. Страдание титанов представляется поэту неизбежным в ходе исторического развития, но тем не менее вызывает его сочувствие. Борьба, жестокость, боль, по концепции Китса,— неотъемлемые спутники всякого движения вперед. «Несмотря на то, что герои его — бессмертные титаны, поэма насыщена тихой и печальной музыкой человечности, ибо его титаны смиренны и человечны, их страдания и гнев человечны, а их мудрость гуманна».

Примитивный древний миф о борьбе и поражении старых богов в поэме Китса выразил сложные мысли о судьбах мироздания. Только в таком отвлечении от конкретной действительности Китс может найти желанную свободу. Обсуждая замысел новой поэмы, он писал, что Эндимион смертен и потому зависит... от обстоятельств, а Аполлон — бог и соответственно будет действовать.