Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

АНГЛИЙСКИЙ РОМАНТИЗМ

От юношеской поэмы «Королева Мэб» (1813) с ее возмущением против жестокости человека к человеку, от поэмы «Воскрешение Ислама» (1817), посвященной «революции в Золотом городе», до лирической драмы «Освобожденный Прозой» (1818/1819), воспевающей победу мятежного Чина над тираном Зевсом, и открыто революционной критики 1819 г. Шелли был, так же как и Байрон, вечным борцом. Он взывает к ветру:

Развей кругом притворный мой покой
И временную мыслей мертвечину,
Вздуй, как заклятьем, этою строкой
Золу из непогасшего камина.
Дай до людей мне слово донести,
Как ты заносишь семена в долину.
(«Ода западному ветру», 1819.Перевод В. Пастернака)

Историки литературы объединяют Байрона и Шелли, революционных романтиков, и противопоставляют лекистам, реакционным романтикам. Такое противопоставление упрощает действительное положение вещей. Прежде всего, оно несправедливо по отношению к Вордсворту, Кольриджу, все произведения этих поэтов, которые ставят новым этапом в развитии романтического движения, относятся к тем годам, когда они, хотя уже и отступили от прежних политических идеалов, в своей оценке действительности еще во многом сохраняли прежние критерии. Эти произведения отражают стремление поэтов найти первое и, как они надеялись, внеполитическое решение старой проблемы социального страдания и неравенства. Решение, ими обретенное, было не истинным и реакционным — и оно отрицательно повлияло на дальнейшее развитие их таланта. Но сохранившееся еще от революционного прошлого осуждение социальной несправедливости вдохновляет Вордсворта и Кольриджа на создание произведений, которые никак нельзя назвать реакционными. Именно эти произведения, а не те, которые написаны после присоединения поэтов к торийской партии, определяют их место в истории литературы. А что Вордсворту и Кольриджу суждено было создать значительного, они осуществили до перехода на сторону, реакции, хотя и после разрыва с революцией, в которых они увидели только буржуазное, но не общечеловеческое содержание. Их творчество в той своей части, которая живет и теперь, отражает исторические сдвиги на рубеже столетий; оно не укладывается в границы поддерживаемой ими политической программы. Безоговорочное противопоставление реакционеров Вордсворта и Кольриджа революционерам Байрону и Шелли ошибочно и потому, что совершенно снимает вопрос об исторической преемственности между ними. Даже Байрон, беспощадно осмеявший лекистов в сатире «Английские барды и шотландские обозреватели» (1809) и в «Посвящении» к «Дон Жуану», признавал, что влияние обоих поэтов отразилось в его поэме «Осада Коринфа» (1816) и в стихотворении «Могила Черчилля». Вордсворт справедливо отметил в III песни «Паломничества Чайльд Гарольда» (1816) строфы, перекликающиеся с его стихотворением «Аббатство Тинтерн».

Разумеется, Шелли и Байрон, с одной стороны, и Кольридж, Вордсворт — с другой, были политическими и литературными врагами. Младшие поэты решительно ответили мистицизм, религиозную ортодоксальность, покорно и аскетизм, проповедуемые поздними лекистами. Шелли, однако, живо воспринял поэтические уроки их более ран него творчества. Его философская лирика, стихи, посвященные природе, имеют прямую связь с лирикой Boрдсворта, а взгляды его на искусство, изложенные в трактате «Защита поэзии», тесно соприкасаются с теорией Кольриджа, особенно в концепции воображения и его познавательной функции, в понимании поэзии как сильно освобождающей людей от мертвящего действия равнодушия и привычки.

Эстетические воззрения Шелли и Байрона, придерживавшегося просветительских концепций искусства, были таким образом, далеко не однородными. Без сомнения, хотя литературные взгляды Шелли ближе к лекистам, чем к Байрону, его позиция в целом ближе к последнему, так же как Вордсворт и Кольридж при всей серьезной их внутренних разногласий все же ближе друг к другу, чем к Байрону или даже к Шелли. Тем не менее, историческое противопоставление старших поэтов младших представляется чересчур прямолинейным и потому неисторическим.

Если стать на путь таких противопоставлений, определенных преимущественно политической ориентацией членов, нельзя объяснить ни идейную близость консерватора Скотта, революционера Байрона и либерала Мура, глубокие расхождения в литературных воззрениях политических единомышленников Байрона и Шелли, ни соприкосновения последнего с реакционерами лекистами. К Байрону и Шелли историки литературы нередко причисляют и третьего великого поэта младшего поколение романтиков, Джона Китса (1795—1821).