Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

АНГЛИЙСКИЙ РОМАНТИЗМ

Об исторической обусловленности направления, избранного обоими поэтами, проницательно говорил Пушкин: «В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному. Так и ныне Wordsword и Colridge увлекли за собою мнения многих... Произведения английских поэтов... исполнены глубоких чувств и поэтических мыслей, выраженных языком честного простолюдина».

Близкими друзьями обоих поэтов были Роберт Саути (1774-1843) и Томас Де Квинси (1785-1859). Первые из них свои лучшие произведения (баллады, известны русскому читателю в переводах Жуковского, поэмы «Талаба», 1801, и «Мэдок», 1805) написал в ранний период, своего творчества, еще связанный идейно с его преклонением перед революцией. Саути был несравненно мене талантлив, чем Вордсворт и Кольридж. Он не создал новой поэтической системы, в его стихах много риторики.

Дальнейших эффектов, но и у него возмущение общественным неравенством, неудовлетворенность рационализм просветительской мысли выливается в культ таинственного, сверхъестественного, с одной стороны, в увлечение инстинктивной мудростью сердца и естественной этичностью народного творчества — с другой. Устами ребенка Саути произносит слова горестного недоумения по поводу «великой победы», доставшейся ценой кровавых потерь (стихотворение «Битва при Бленгейме»).

На пороге XIX в. Саути, ярый якобинец, автор бунтарской пьесы о восстании Уота Тайлора, превратился в и менее ярого тори. Когда в 1813 г. он был пожалован званием придворного поэта («поэта-лауреата») и стал не страх, а за совесть служить одному из самых реакционных английских правительств, дарование изменило поэму. Его апофеоз короля Георга III, умершего в состоянии безумия после шестидесяти лет тупого тиранства поэма «Видение суда», (1821), вызвал отповедь Байрона в одноименной поэме. Вордсворт, Кольридж и Саути в историко-литературных трудах обычно рассматриваются вместе и объединяются под общим названием «озерной школы» (или лекистов), Поскольку большую часть жизни провели неподалеку друг от друга в озерном крае на севере Англии (Lаке Cоuntry). Конечно, они были связаны и дружбой, и сходным характером своей идейной эволюции, и примирением с существующим строем, и своими надеждами на возвышающее действие религии и литературы. Но единой школы они не составляли. Саути рано отошел от своих друзей, а Вордсворт и Кольридж, внутренне более близкие, расходились и в своих философских воззрениях, и в понимании поэтической речи. Кольридж высказал по адресу Вордсворта немало горьких истин (например, о его стихотворении «Мальчик-идиот»), отдавая свои разногласия с автором на суд современников и потомков. Ближайшим другом и учеником «лекистов» был также эссеист Томас Де Квинси. Сразу оценив талант авторов («Лирических баллад», юный Де Квинси перебрался в озерный край, поближе к пленившим его поэтам. Вслед за Кольриджем он изучал немецкую философию и литературу и стал одним из ее пропагандистов в Англии. Вслед за Вордсвортом он повествовал о прелестях сельской жизни и семейного счастья,

Первое и наиболее известное произведение Де Квинси «Признания опиомана» (1821) повествовало о юноше, почти мальчике, потерявшемся в каменном лесу Лондона, о сострадательной Анне, уличной женщине, которая спасла его от голодной смерти, о раннем пристрастии к опиуму и о подсказанных им видениях.

Вступив в литературу на двадцать с лишним лет после нее Вордсворта и Кольриджа, Де Квинси продолжал писать, а главное — развиваться гораздо позже, чем он. Несмотря на свои торийские взгляды, он чутко улавливал веяния времени, понимал неизбежность новых революционных взрывов. Многозначительна его полемика. Вордсвортом по поводу французской революции: «Это великое событие было взрывом гигантского вулкана, который разбросал свою лаву по всем царствам всех континентов» удобряя почву всех стран; революционное движение неумолимо нарастает повсюду; от Милана до Астрахани бушуют ураганы, порожденные революцией».

Этим ураганам Де Квинси противопоставлял надвременные духовные ценности, но понимал их чрезвычайно субъективно, обнаруживая пристрастие к изображению гипертрофированных кошмаров и таинственных катастроф. Он сочетает проницательное понимание буржуазной действительности с болезненной, вдохновленной опиумом фантастикой, сострадание реальным, земным горестям - с мистическими, а порой и патологическими видениями.