Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

АНГЛИЙСКИЙ РОМАНТИЗМ

В общем мнении он был мучеником свободы и тем самым излюбленной мишенью торийской прессы. Издавать свой журнал братья продолжали и в тюрьме.

В 1822 г. Хент по приглашению Байрона и Шелли приехал в Италию, чтобы вместе с поэтами-изгнанниками создать журнал «The Liberal». Несколько очерков написал для «Либерала» и Хэзлитт. Неожиданная смерть Шелли, напряженные отношения, сложившиеся у Хента с Байроном, враждебность реакционной печати поставили журнал в трудное положение, и он прекратил существование.

Вскоре умер Байрон, затем Хэзлитт, еще позже Лэм. Постепенно Хент становился все умереннее в своей политике и требованиях — особенно после избирательной реформы 1832 г., которую он рассматривал как торжество демократии, добытое при его активном участии. В последние годы жизни он был близко знаком с писателями середины века, сотрудничал в журнале Диккенса и стал как бы посредником между романтическим и реалистическим периодами английской литературы.

Хент отличался необычайной плодовитостью и трудолюбием. Он редактировал, издавал большое число журналов, сборников, антологий, писал лирические стихи, пародии, притчи, политические памфлеты, бытописательные и психологические эссе, статьи по английской и итальянской литературе эпохи Возрождения и по современной литературе.

Из огромного наследия Хента, до сих пор, но систематизированного и полностью не изданного, наибольший интерес представляют эссе Хента, посвященные величайшему разнообразию тем, от микроскопически мелких, «Палки» или «Рукопожатия», до детальных описаний английской столицы во все времена года и дня.

Наблюдательность Хента, живое чувство характерного, интерес к жизни в ее простейших и типичных проявления, умение подметить точную индивидуальную деталь, инструменты социальной конкретизации в его сценках и картин ах из жизни Лондона позволяют считать его очерки предшественниками реалистического очерка середины 19 в. Хент был среди писателей, способствовавших тому, чтобы достижения романтической поэтики сыграли свою роль в формировании реалистического искусства.

Главной же заслугой Хента был его дар популяризатора и просветителя. Он воспитывал публику своими много численными изданиями, сборниками избранных отрывков, разъяснениями, переводами и рецензиями. Как никто, Хент содействовал распространению романтических идей концепций, знакомил публику с творчеством поэтов-романтиков Шелли и Китса. Именно он ввел Китса в число передовых писателей 1810-х годов и помог ему приобщиться к литературе, от которой Китс из-за своего происхождения, воспитания и профессии был очень далек.

Положение Китса среди его великих современников было сложным. В отличие от Байрона и Шелли, борцов убеждению и темпераменту, Китс был более готов к политическим сожалениям об унижении свободы, чем к заботе ее словом и делом. Он все собирался «выступить в печати на стороне либералов», но умер, прежде чем ему пришлось осуществить свое намерение. Он не видит иного пути, кроме создания «прекрасных абстракций», и приписывает им магическую власть. Поэзия для него — «верх могущества, неиссякаемый поток света».

Такая точка зрения связана с романтическим обожествлением поэзии, воспринятым Китсом через Хэзлитта, Вордсворта и Кольриджа. От лекистов он, как и его друзья, отличался, однако, отсутствием религиозного творчества; он с отвращением относился к их политической реакционности и к ханжеству их нравственных концепций. Сближаясь в этом с Байроном и Шелли, он в же время не разделял их литературных взглядов, и чувствовал их желанию подчинить поэзию политическому освобождению человечества.

Известно, что Китс советовал Шелли «сдерживать великодушие, быть больше художником» и не пытаться одновременно служить богу и мамоне, т.е. высокой цели и поэзии. Правда, Китс обычно не противопоставляет эти понятия и часто говорит об их единстве (в трактовке их соотношения он так и не достиг окончательной ясности). Но Шелли не «обычно», а никогда нe противопоставлял эти понятия. Своей поэзией он хотел непосредственно служить делу свободы, хотел учить и просвещать. Китс же верил, что воздействие поэзии, должно быть косвенным, что нравственная идея или цель не должна быть у поэта заранее готовой, но медленно созревать в процессе созидания, проходя через горнила сомнений и страстей. Китс ошибочно полагал, что Шелли творил с излишней поспешностью и стремился лишь к воплощению надуманных, недостаточно выношенных концепций. Поэзия Шелли казалась ему то слишком эфемерной, то слишком откровенно поучительной.