Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

РАННИЕ ГОДЫ И РАННЕЕ ТВОРЧЕСТВО

Однако легче думать о том, какой должна быть поэзия, чем творить ее, и это приводит меня к следующей аксиоме: если поэзия не является так же естественно, как листья на дереве, то лучше, если она не явится вовсе".

Во имя естественности и истинности Китс отвергает все неприкрыто дидактические произведения. «Мы ненавидим поэзию, которая имеет слишком явные намерения по отношению к нам и как бы засовывает руки в карманы, когда мы не соглашаемся с нею. Поэзия должна быть великой и непритязательной, должна завладевать нашей душой, поражать и изумлять нас не сама по себе, а своей темой. Как прекрасны притаившиеся цветы и как много они бы потеряли, если бы столпились на большой дороге с криком: «Восхищайтесь мною, я фиалка! Обожайте меня, я первоцвет!». «Прекрасное, высказанное непреднамеренно»,— так Китс определяет совершенство в поэзии.

Китс, конечно, прав, что процесс творчества — процесс органический, растущий из внутренних потребностей писателя или художника. Но если гражданские эмоции попадают для Китса в число тех, которые лишены непосредственности, которые должны проделать долгую эволюцию, прежде чем они приобретут подлинно поэтический характер, это показывает известную вялость политических чувств поэта, хотя он был далек от равнодушия к проблемам своего времени.

Особенности позиции Китса становятся более ясными при сопоставлении его взглядов со взглядами Хэзлитта, который сыграл большую роль в его развитии в 1817— 1818 гг. Такое сопоставление не раз делалось английскими и американскими исследователями, но ни один из них не пытался еще изучить соотношение социальных и эстетических идей критика, Для того чтобы дать историческое объяснение эстетике поэта. Между тем внимание к характерному для Хэзлитта сочетанию тираноборчества и защиты народа с апологией искусства как деятельности, наиболее достойной человека, помогает понять, что и у Китса страсть к прекрасному была выражением ненависти к современной ему действительности и тем самым формой социального протеста.

Письма Китса с цитатами из Хэзлитта и восторженны ми похвалами его мыслям и стилю, обилие почти буквальных совпадений во многих высказываниях Хэзлита, с од ной стороны, и Китса — с другой, показывают, как велика была их духовная близость. В переписке поэта Хэзлитт упоминается более пятидесяти раз; Китс пишет о своем намерении советоваться с ним о том, какой путь избрать выражает желание, чтобы тот знал, что при, всем его одиночестве есть люди, которые его ценят и понимают; он огорчен, когда расходится с мнением Хэзлитта, и радуется, когда их взгляды совпадают. Китс перечисляет все свои литературные антипатии и выражает восхищение только Хэзлиттом, подчеркивает свое преклонение перед глубиной его вкуса.

Вместе с Хэзлиттом Китс убежден в том, что высшей формой познания является воображение. Обладая этим даром, поэт выходит за пределы собственной личности, перевоплощается в тысячи других и открывает в людях (и даже в окружающем их материальном мире) неизвестные им стороны и свойства. Мы уже знаем, что эта трактовка еще до Хэзлитта получила распространение благодаря сочинениям Вордсворта и Кольриджа, что Хэзлитт порвал со своими учителями, когда те пepeшли на реакционные политические позиции, но в понимании воображения остался их последователем, хотя и дал их теории иное направление.

Вырабатывая свою точку зрения, по основным вопросам эстетики, Китс воспринял не только те идеи, которые были у Хэзлитта общими с его предшественниками, но и те, в которых он с ними расходился. Как и у Хэзлитта, концепция воображения у Китса чужда благочестивому оптимизму. Христианство для него до конца oстается набожным обманом, он жаждет найти спасенье от несправедливости независимо от утешений религии.

Призвание поэта, по мысли Китса и Хэзлитта, заключается в способности к слиянию с объектом изображения.

Такой способностью обладал Шекспир, в чем прояви лось его превосходство над «эгоистическим» индивидуализмом современной школы поэтов, лишенных этой способности. Эгоизм, отождествляется Китсом, как и Хэзлиттом, с отсутствием воображения и субъективностью, далекой от истины и красоты; воображение же отождествляется объективностью, истинностью.

Китс вслед за Хэзлиттом полагает, что поэту дано охватить свой предмет только с помощью непосредственного чувства, ценой отказа от абстрактного рассуждения, препятствующего будто бы полноте познания. Такое свойство поэта Китс называет негативной способностью.

игровые автоматы казино онлайн игры играть бесплатно