Н.Я. Дьяконова
проза Д.Китса жизнь и творчество поэта
Введение
Английский романтизм (общая характеристика)
Ранние годы и раннее творчество
1818 год: «Изабелла» И «Гиперион»
Последние годы. «Канун святой Агнесы», оды, «Ламия»
Заключение
Стихи Д.Китса
Фотографиии
more
buy
more
buy

Поэт Англии первой четверти 19 века

Книга

РАННИЕ ГОДЫ И РАННЕЕ ТВОРЧЕСТВО

Неоформленность мировоззрения Китса приводит к тому, что литературные влияния он воспринимает покорно, некритически.

Одно из самых ранних стихотворений Китса "Подражание Спенсеру» написано спенсеровской строфой, которая использована во многих известных поэмах XVIII в. Наряду с образами, в которых уже чувствуется смелость; будущего Китса, стихотворение изобилует искусственны ми персонификациями, банальными мифологическими намеками, в полном соответствии с условностью поэтического языка второй половины XVIII в. Китс описывает не просто утро, а персонификацию Утра (отсюда форма притяжательного местоимения в женском роде —her–вместо принятого в обыденной речи среднего рода). "Утро вышло из своей восточной горницы, и первые шаги коснулись зеленеющего холма, венчая его вершину янтарным пламенем и серебря незапятнанные струи ручья". Преобладают поэтические слова романского происхождения (orient, chamber, verdant, crowning), "Вен чая» и «серебря» в сочетании с «янтарным пламенем и незапятнанными струями» характерны для риторики последователей Спенсера в XVIII в.

Усложненной лексике соответствует и синтаксис — длинные поэтические периоды, часто во всю длину строфы "О, если бы я мог рассказать о чудесах острова, что расположен был на сем прекрасном озере, я мог бы даже отвлечь Дидону от ее скорби и украсть у дряхлого Лира его горькую судьбу, ибо столь прелестного места еще никто не видел среди тех, что чаруют романтический взгляд; он казался изумрудом в серебряном сиянии ярких вод, когда высоко, сквозь тучи волнистой белизны смеется лазурное небо».

Из арсенала спенсерианцев XVIII в. заимствованы и синтаксис, и лексика, с преобладанием декоративных образов, и традиционные мифологические реминисценции — о страданиях Дидоны, о диадеме Флоры,— и персонификации Утра и даже Ручья, «словно с тихим дружелюбием радостно журчащего по цветочным склонам». Немногое предвещает здесь стиль будущего Китса, но он все-таки дает о себе знать: «рубиновый отсвет» (ruby glow) в воде от яркой чешуи рыб; подобные черному дереву лапки лебедя, просвечивающие сквозь воду (his feet did show / Beneath the waves like Afric's ebony) и контрастирующие с белизной его «изогнутой снежности» (arched snow).

Ранние сонеты Китса «К Байрону» («То Byron», 1814), Чаттертону» («То Ghatterton», 1815) и даже еще "К Спенсеру» («То Spenser», 1816) довольно точно воспроизводят схему сонета спенсерианцев XVIII в., далекого елизаветинских образцов.

Влияние Спенсера на юношескую лирику Китса не было непосредственным. Это подтверждается тем, что, упоминая автора «Королевы фей» или обращаясь к нему в своих стихах, он повторяет комплименты, ставшие шаблонными в лирике предромантизма.

Китс говорит об «открытом, благостном челе Спенсера, на котором никто не видел ничего земного, кроме чистой свежести зеленых лавров» («Образец введения к поэме», 1816). Он уверяет, что послушный «серебряной фанфаре Спенсера из уст девственного хора несется гимн во славу незапятнанной Чистоты», воспетой поэтом («Ода Аполлону» — «Ode to Apollo», 1815).

В ранней лирике Китса упоминания о Спенсере, просьбы о помощи, извинения за «следование его пустыми заимствования образов и отдельных ситуаций, из его поэмы встречаются постоянно. Гораздо реже появляется «добросердечный Шекспир», который послал четырех увенчанных лаврами духов, чтобы встретить Чаттертона «и умолить его прийти на небо» («Послание Джорджу Фелтону Мэтью» — «Epistle to George Felton Mathew»). В таком же условно-сентименталистском стиле говорит Китс о героях Шекспира: о короле Обероне, который «томился, когда прекрасная Титания была далеко, далеко, жестоко покинув его в горе и скорби» («О получении раковины и стихов от неких дам» — «On Receiving а Curious Shell and a Copy of Verses from Some Ladies", 1815).

Приведенные примеры показывают, что отношение Китса к «елизаветинцам» в те годы было окрашено восприятием их поэтами XVIII в. Это видно также из того, что многие его юношеские стихи свободны от влияния Спенсера и восходят непосредственно к таким поэтическими авторитетам, как Грей, Коллинз, Битти, Мери Тай, Кэмбелл.

Так же как они, Китс охотно использует форму оды, иногда очень близко следуя своим предшественникам. Одическую форму имеет, например, стихотворение «К надежде». Китс просит Надежду отогнать от него «врага Уныние» (fiend Despondence) и «Разочарование, мать Отчаяния» (Disappointment, Parent of Despair). Личные эмоции молодого поэта сливаются здесь с общественными: «Не дай мне увидеть, как вянет честь моей страны.